Часть 2 Командиры батареи

Часть 2

Командиры 19 (10) береговой батареи Черноморского флота

Если кто-то знакомился с материалами, связанными с историей 19 береговой батареи Черноморского флота, то в них первым командиром, как правило, называется Александер Г.А. Так ли это на самом деле?

Батарее был присвоен № 19 в 1927 году. Александер Г.А. стал командиром батареи в 1934 году, прослужив на ней до этого два года командиром взвода. Кто был командиром батареи с того момента, когда она стала девятнадцатой?  Кто был командиром этой батареи, когда она имела № 22 в царское время или 10 после 1917г. года?

Инициативная группа Добровольной народной дружины Севастополя, в содружестве с работниками   Музейного историко-мемориального комплекса «35-я береговая батарея» Вершковым Сергеем Дмитриевичем и Государственного музея героической обороны и освобождения Севастополя  Беликовой Илоны Габовны, попытались ответить на этот вопрос.

Сегодня мы можем с  полным основанием говорить о воссоздании послевоенной истории батареи, хотя в ней еще много белых пятен. Сама позиция в Балаклаве, где располагалась героическая 19 береговая батарея, имеет свою историю с начала прошлого века. Имеет свою и послевоенную историю. Здесь много загадок. Поэтому инициативная группа будет продолжать свою исследовательскую работу.   Может, кто-нибудь, кто заинтересовался историей батареи Драпушко, поможет в устранении белых пятен в её истории.

Великую Отечественную войну батарея встретила в числе образцовых на Черноморском флоте. И не посрамила этого высокого звания до последнего выстрела 30 июня 1942 года. И это стало возможным благодаря её командирам.

 

              Штейнберг Генрих Владимирович (на втором фото справа вверху)

Первым командиром 19 береговой батареи (она в то время носила номер 10), как было сказано ранее,  стал в декабре 1923 года Штейнберг Генрих Владимирович, участник Гражданской войны.  Он ею командовал до октября 1925 года. В октябре 1925 года он был назначен командиром 35 береговой батареи.

Генрих Владимирович  родился 14.01.1900 года в Сороках Бессарабской губернии. Там же окончил гимназию, затем работал в ней учителем. В Красной армии с 1918 года. Воевал на Южном фронте против генерала П.Н.Врангеля и отрядов Махно в качестве красноармейца, затем начальника разведки артдивизиона. С 1922 года  в Военно-морском флоте.

Приступил к командованию 10 береговой батареи (позже —19), окончив Одесские советские командные курсы артиллерии (февраль 1921 — февраль 1922 года).

В статье С.Д.Вершкова и Е.В.Ерошевич: «Судьбы командиров 35-береговой батареи»  авторы пишут, что в феврале 1922 года Штейнберга Г.В. назначили командиром 7-й Мортирной батареи на Северной стороне Севастополя (Мортирная батарея № 7 была построена в 1894—1895 годах и была вооружена в то время  шестнадцатью  9-дюймовыми (229-мм) мортирами образца 1877г. на бетонных основаниях).

«Прибыв на батарею, — пишут они, — Штейнберг нашел ее в крайне запущенном состоянии: имевшиеся на вооружении батареи два 152-мм орудия были неисправны, личный состав плохо обучен. В короткий срок Генрих Владимирович сумел наладить службу и уже в 1923 году батарея успешно участвует в маневрах, которые были проведены кораблями Черноморского флота совместно с береговыми батареями Севастопольской крепости.

Сразу же после маневров Штейнберга Г.В. переводят командиром на батарею №10 ( позже она стала 19), на которой наблюдалась та же картина, что и на батарее №7: неисправные орудия, запустение, плохо обученный личный состав. И здесь Генрих Владимирович снова проявляет себя как грамотный руководитель, сумевший исправить сложившуюся на батарее ситуацию. Активное изучение техники, отработка навыков управления у личного состава, дали хорошие результаты: улучшилась организация службы и боевой подготовки и на данной батарее.Молодого, но уже опытного артиллериста оценили и направляют на стратегически важный объект. Штейнберг становится командиром строящейся 35-й береговой батареи (до 1929 года №8), которой он командует с октября 1925 года по сентябрь 1927 года».

После 35 береговой батареи он служил в разных должностях на Черноморском флоте, пока в 1930 году не стал слушателем Военно-морской академии.

По окончанию академии: адъюнкт (апрель 1934 — май 1936), руководитель цикла (май 1936 — ноябрь 1937), начальник артиллерийского факультета (ноябрь 1937 — июнь 1938), доцент (июнь—август 1938), начальник артиллерийского факультета (август 1938 — апрель 1940), одновременно доцент кафедры тактических свойств оружия (июль 1939 — апрель 1940), заместитель начальника Военно-морской инженерно-технической академии (апрель 1940 — октябрь 1941). Исполняя обязанности начальника академии Штейнберг Г.В. успешно провел в годы Великой Отечественной войны эвакуацию академии из Ленинграда в Астрахань, а затем в Самарканд. Академией он был откомандирован на Ленинградский фронт и принял участие в боевых действиях с сентября 1943 года по апрель 1944 год в качестве стажера на должности начальника штаба 1-й гвардейской МЖДА (морской железнодорожной артиллерийской) бригады.

«За период стажировки, — сказано в представлении к награждению орденом Отечественной войны II степени от 31.03 1944 года,- помимо систематического несения службы на КП Бригады в период контрбатарейной борьбы с артиллерией противника, разработал 11 документов по боевой деятельности бригады и провел 14 занятий с командирами частей и подразделений бригады по управлению стрельбой ЖДА».

В период проведения наступательной операции Ленинградского фронта Штейнберг Г.В. успешно управлял огнем артиллерии бригады. В период наиболее интенсивной боевой её деятельности находился на командно-наблюдательном пункте и выполнял задачи по целеуказанию и управлению артиллерийским огнем по скоплению войск противника. По окончании операции провел анализ боевых действий и выработал ряд ценных предложений по организации и осуществлению контрбатарейной борьбы в будущем.

В год Победы Штейнберг Г.В. был награжден орденом Ленина.  24 мая 1945 года ему было присвоено воинское звание инженер-контр-адмирал. В послевоенный период Штейнберг Г.В. продолжил свою научную и преподавательскую деятельность в академии. В марте 1959 года Генрих Владимирович  был уволен в запас с должности первого заместителя начальника Военно-морской академии кораблестроения и вооружения им. А.Н.Крылова. Похоронен на кладбище Памяти жертв 9-го января.

С 3 августа 1927 года по 22 сентября 1928 года командиром 19 береговой батареи был Рюмин Александр Александрович. (К сожалению, сведений о нем мало, поэтому использованы материалы архива МО РФ, опубликованные в интернете).

Александр Александрович родился в 1899 году. С 11.03.1919 года участвовал в гражданской войне: воевал на Южном фронте в 1919 и 1920 годах, в 1921 году участвовал в подавлении Кронштатского мятежа. В октябре 1933 года он стал командиром 35 береговой батареи, которой командовал до февраля 1936 года. Великую Отечественную войну встретил в Одессе. С 1942 года до победного 1945 года в звании подполковника выполнял обязанности начальника штаба Очаковского сектора БО ЧФ ( Тамань).

«Подполковник Рюмин с мая месяца 1942 г. по сентябрь 1942 года был Начальником  штаба Таманского укрепленного сектора БО КВМВ, — сказано в наградном листе о награждении его орденом «Красной звезды»  от 7 августа 1944 года. — За указанный период времени подполковник Рюмин работой руководимого штаба обеспечил боевые действия частей сектора, которые наносили противнику тяжелые потери на Керченском полуострове».

При проведении Новороссийской оборонительной операции он разработал и обеспечил вывод кораблей Азовской военной  флотилии из Азовского моря в Черное через Керченский пролив.

Когда в августе 1942г. противнику удалось прижать части сектора и базы к берегу, угрожая сбросить их в пролив, Рюмин А.А. обеспечил  съемку на сейнера и катера-охотники,  находящейся в окружении личный состав 140 ОАД (422 человека с орудиями). Он принял активное участие в обороне Новороссийска. При этом «Подполковник Рюмин презирая смерть, считал своим долгом находиться в расположении той части, которой угрожала большая опасность, быть там, где это требовала обстановка…» (выписка из наградного листа).  Его вклад в разгром противника был высоко оценен Советским государством. Он был награжден двумя орденами «Красного знамени» и орденом «Ленина».

 С большой долей вероятности можно считать, что какое-то время, с 22 сентября 1928 года по 1932 год, командовал 19 береговой батареей Черноморского флота Горпищенко Павел Федорович.

В различных источниках очень подробно описано участие его в обороне Севастополя, что нельзя сказать о его службе на 19 батареи. Упоминание об этом мы находим в воспоминаниях Крылова Н.И. « Не померкнет никогда». Вот, что он пишет: «Когда я знакомился с командиром 1-го Севастопольского стрелкового полка  — солидным, бородатым полковником береговой службы Павлом Филипповичем Горпищенко, невольно подумалось, что те капитаны годятся ему в сыновья. Горпищенко был начальником флотской школы оружия и пошел в окопы вместе со своими питомцами, которых готовил в корабельные артиллеристы. А раньше он командовал многими береговыми батареями, в том числе 19-й — той, что сейчас помогла остановить врага у Балаклавы».

Горпищенко Павел Филиппович (1893-1943) родился в станице Пашковская Краснодарского края, в многодетной семье: пять братьев и 2 сестры. В первую мировую войну он служил в армии артиллеристом. С 1918 года пошел в Красную гвардию, в годы гражданской войны воевал под командованием Буденного. Окончив курсы красных командиров, в 1923 г. был командиром берегового взвода под Анапой. В 1923г. переведен служить в Севастополь, где и возглавил воинский коллектив 19 береговой батареи. Являясь с 1938 года начальником школы оружия, готовящей матросов-артиллеристов минной специализации, он со своими питомцами, учениками этой школы, ушел защищать город.

Неменко А.В. в своей книге: «Севастополь. Хронология 2-й обороны. Часть 1»  пишет следующее об уровне подготовки созданного под его руководством батальона: «Школа оружия учебного отряда являлась наиболее подготовленным подразделением УО. Её бойцы хорошо владели стрелковым оружием, сам батальон был хорошо оснащен пулеметами и автоматическим стрелковым оружием».

Вскоре Павел Федорович возглавил первый Севастопольский морской полк и затем 8 бригаду морской пехоты. Вышеназванный автор так написал об этой бригаде: «8-я бригада морской пехоты 2-го формирования была создана 20 января 1942г. Ее основу составил 1-й Севастопольский стрелковый полк (командир П.Ф.Горпищенко), сформированный 12 ноября 1941 года. Полк включил в себя наиболее боеспособные части ЧФ».

Во время третьего штурма, все три батальона бригады погибли на скатах Сапун-горы над Инкерманом и на высоте Суздальская, попав в окружение 29 июня 1942г. Из тыловых частей бригады был создан батальон, численностью 350 человек, остатки которого погибли на мысе Херсонес. Сам П.Ф.Горпищенко был легко ранен и вывезен на большую землю.

А вот, что пишет контр-адмирал в отставке М. Байсак о самом Горпищенко П.Ф. в книге: «Тех дней не смолкнет слава». «Есть военачальники, судьба которых складывалась так, что еще при жизни они становились легендарными. Такая судьба была уготована и полковнику П.Ф.Горпищенко. Его почти двухметровый рост, подтянутость, энергичность, аккуратная борода и усы на мужественном лице — все это делало его похожим на Николая Щорса. Он был схож с легендарным героем гражданской войны не только своей внешностью, а и бесстрашием, умением предвидеть ход событий, разгадать замысел врага и в конечном итоге выиграть бой. Полковник Горпищенко пользовался большим уважением у командования Севастопольского оборонительного района и руководителей города… За дни обороны полк, а затем 8-я бригада не уступили врагу ни метра своих позиций».

Погиб Павел Федорович в 1943 году на Никопольском плацдарме командуя 77-й Краснознаменной стрелковой дивизией. Похоронен был в Краснодаре. 1 ноября 1961 года его останки перевезены в Севастополь и захоронены на кладбище Героев Великой Отечественной войны, погибших во время обороны и освобождения Севастополя. Там же, где покоятся его боевые друзья.

«Во имя Родины я готов отдать свою жизнь, но отдать ее не просто так. Пусть прежде лягут мертвыми груды озверелых фашистов, их танков, пушек и машин. Но все равно, каким бы яростным он зверем не был, ему наш город не видать…». Эти слова написал 21 апреля 1942 года в письме жене бывший командир девятнадцатой, а в годы обороны Севастополя командир  30 береговой батареи Георгий Александрович Александер (В семейном архиве Т.Г. Александер, дочери Г.А. Александера, до сих пор хранится эта реликвия).

Георгий Александрович Александер родился 11 (24) апреля 1909г. в Москве в семье служащего. После окончания в 1927г. девяти классов, поступил в Московскую артиллерийскую школу им. Красина, по окончании которой в 1932г. был назначен командиром взвода 19-й береговой батареи 6-го артиллерийского полка в Севастополе. С января 1934г. — командир этой батареи. В 1937 окончил курсы усовершенствования командного состава в Ленинграде, вызов в Москву и новое назначение — командиром башенной 30-й береговой батареи. За вклад в дело обороны Севастополя 2 мая 1942 года Г.А. Александеру было присвоено звание майора.

«Замечательно действует батарея Александера, награжденного орденом Красного Знамени. Всякая попытка врагов продвинуться на этом участке наталкивается на уничтожающий, смертоносный огонь  артиллеристов» — писала газета «Известия» 3 марта 1942 г. С 17 июня 1942 года батарея подвергалась мощным авиационным и артиллерийским ударам. Личный состав батареи сражался до последнего снаряда в полном окружении врага. Немцы, чтобы заставить защитников батареи сдаться, в вентиляционные выходы бросали гранаты с ядовитым газом – дышать без противогаза было невозможно, входы постоянно обстреливались. Они обливали взорванные орудия и башни горючими смесями и поджигали. Начался пожар. Было много раненных и обгоревших. По приказу командира все оставшиеся в живых перешли в потерну, которая вела к командному пункту батареи. 26 июня Александер организовал прорыв в составе последней группы обессиленных, истощенных, обожженных, но стойких духом батарейцев. Только после этого противник смог ворваться в батарею. Прорвавшись 25 июня 1942 года в район Мекензиевых гор, группа комбата была выдана одним из местных жителей немцам.

Неменко А.В. в своей  книге: « Севастополь. Хронология 2-й обороны. Часть 1» так пишет по этому поводу:  «В этот день (25.06.1942г.) попали в плен последние защитники 30-й батареи. Из немецкого протокола опроса пленного: » Имя — Александер Георг, русский, кадровый офицер, командир 30-й батареи. Пленен севернее хребта Хациуса, в расположении 744 пионерного батальона…». Группа, в составе которой находился командир 30-й батареи Георгий Александер, смогла выйти через водосброс. В ее составе были политрук Ларин, лейтенант Беккер, лейтенант Шорохов, 4 женщины, несколько солдат. Группа была перехвачена совсем недалеко от батареи». Георгий Александер находился в Симферопольской тюрьме. Немцы предлагали ему перейти на их сторону. Но он так и остался верен своему долгу и Родине. После пыток и допросов расстрелян 26 июля 1942г. во дворе тюрьмы.

«Деремся по-чапаевски…Уже не одну сотню уложили. Так, что смерть не страшна. Положение серьезное, но победа будет за нами…Настроение хорошее, бодрое, боевое…». Это записка семье командира батареи, с которым 19 береговая батарея вступила в бой при обороне Севастополя Драпушко Марк Семенович. Он родился в 1909 году в Винницкой области (Дзержинский район г. Ново-Мирополь). После окончания школы работал на фарфоровом заводе. Потом на шахте «Чигари» на Донбассе, как писал его сын, Вильям Драпушко в статье «Героическая девятнадцатая береговая» (газета Слава Севастополя от 11.11.1986 г.) «…на восстановлении которой работал по партийному набору, сменив кисть художника-профессионала на шахтерский инструмент».

На Балтийский флот  он пришел в 1932 году. Окончив Военно-морское училище береговой батареи, несколько лет  преподавания в нем, в 1940 году стал командиром 19 береговой батареи. Эта батарея в народе и сегодня зовется его именем.  Батарея под его командованием была в числе лучших, часто использовалась для переподготовки бойцов и командиров береговой обороны и практики   курсантов училища им. ЛКСМУ, многие из которых  потом доблестно защищали Севастополь. Участие 19 береговой батареи в обороне Севастополя — это снайперские артиллерийские удары по врагу, героизм батарейцев в ходе отражения атак противника, особенно во время первого штурма города, который был высоко оценен руководством Севастопольского оборонительного района.   «Две тысячи снарядов , которые выпустила батарея за те дни, — писал член Военного Совета Черноморского флота, Дивизионный комиссар  Н. М. Кулаков в своих мемуарах «Доверено флоту», —   много значили для предотвращения глубокого прорыва врага на правом фланге обороны». Не случайно среди первых 27 моряков, награжденных за боевые заслуги в обороне Севастополя, шестеро — из батареи Драпушко. Сам командир был награжден орденом «Красного знамени», который при вручении этой награды 13 декабря 1941 года сказал: «Высокая правительственная награда, обязывает нас еще упорнее и беспощаднее истреблять фашистских оккупантов». И истреблял врагов, пока 16 июня 1942 года не погиб, находясь на боевом посту.

Вот как описывает это  Неменко А.В.  в книге «Севастополь. Хронология 2-й обороны. Часть 1»: «В этот же день авиация накрыла батарею N 19 под командованием Драпушко. Вот что вспоминал Меньшиков (командир 705 батареи, которая находилась юго-восточнее Максимовой дачи) «В середине июня с дивизиона по радио поступило распоряжение выслать на батарею Драпушко в помощь одного офицера и матросов. Я выслал командира огневого взвода лейтенанта Зиму и с ним троих матросов. Через 4-5 часов они возвратились и лейтенант Зима доложил, что в КП батареи попала авиационная бомба, которая завалила выход с КП, и часть землянки. От проникающих в землянку все находящиеся на КП погибли. Когда их отрыли, то Драпушко и Казаков находились в противогазах, но уже без признаков жизни».

Вот еще одно свидетельство, изложенное Сергеем Лелеко на основе воспоминаний военного врача подполковника И.В. Шквири: «3 июня (Дата названа ошибочно — 16 июня) в 12 часов мне позвонил с командного пункта командир части и сказал, что с батареей, которая была расположена на 8-й остановке Балаклавского шоссе, потеряна связь. (Речь идёт о той самой 19-й батарее). На эту батарею было сброшено несколько бомб с самолётов. Он сказал мне, что не приказывает мне выезжать туда, но если я поеду, то по пути надо захватить с собой дублёра командира батареи, взять его с другой батареи. Я решил ехать, во что бы то ни стало. Надел каску, взял врачебную сумку и одного санитара, машину, и выехал на батарею, захватив с другой батареи лейтенанта Латвинова. Подъехав к батарее, увидели груды развалин совхозных зданий и услышали над нами гул самолётов. Немецкие стервятники из пулемётов продолжали обстреливать землянки, где находился личный состав батареи. Короткими перебежками, припадая к земле, я и санитар добрались до землянок батареи. Завидя нас матросы начали кричать, чтобы мы быстрее бежали к землянке командного пункта. Подбежали к КП батареи, увидели заваленный землёй от взрыва вход. Оказалось, что более часа личный состав не мог приступить к спасательным работам и отрыть завал из-за непрерывной бомбардировки и обстрела с самолётов противника. Вызвав фельдшера батареи Тарасова Ф., который никак не мог прийти в себя с перепугу, привёл его в порядок. Приказал личному составу отрыть землянку КП, и, открыв вход, начали вытаскивать пострадавших – их было семь человек. Командир батареи капитан Драпушко М. С., комиссар батареи ст. политрук Казаков Н., старшина связи т. Петренко, два телефониста, один радист и писарь  были без признаков жизни, часть из них была в противогазах. Быстро погрузив в машину пострадавших,  мы выехали с территории батареи. Отъехав немного в относительно безопасном месте осмотрел пострадавших воинов и попытался оказать им помощь, но безуспешно. Через 15 минут мы домчались до госпиталя, располагавшегося в бывшем Георгиевском монастыре на мысе Фиолент. Быстро подняли всех в операционную, но, не смотря на все усилия медицинского персонала во главе с профессором бригадным врачом т. Громаном, оживить никого не удалось. Смерть наступила от отравления пороховыми газами.  По приезду в часть я доложил о случившемся командованию; через два дня, забрав погибших товарищей, похоронили их в воронке от разорвавшейся авиабомбы … на мысе Фиолент. Хоронили, обернув в простыни, т.к. в такой обстановке не могли сделать гробы…» В послевоенное время он со своими товарищами был перезахоронен на Братское кладбище Великой Отечественной войны.

После смерти Драпушко М.С. командование батареей возглавил старший лейтенант Волчан Антон Николаевич.

К сожалению, о нем пока сведения скудные. По данным Государственного музея героической обороны и освобождения Севастополя он вступил в должность после службы на крейсере «Червона Украина». (Крейсер  принимал участие в боях в составе Черноморского флота СССР в годы Великой Отечественной войны, в эвакуации Одессы, обороне Севастополя. 8 ноября 1941 года первым из кораблей эскадры открыл огонь по наступающим войскам противника. 12 ноября, во время авианалёта, в крейсер, стоящий у Графской пристани, попало две бомбы, из-за чего на корабле, который получил серьёзные повреждения, погибло 70 человек. На следующий день корабль отбуксировали в Южную бухту, где он затонул).

Родился Антон Николаевич в с. Терновка, Николаевского района, Николаевской области 2 января 1904 года. Выбрал для себя кадровую службу в Военно-морском флоте. По данным архива МО РФ, доступным в интернете, с 1925 года до Великой Отечественной войны служил старшим техником Управления вооружения, Управления морских КА г. Николаева.

Командовал 19 береговой батареей до конца обороны Севастополя. Долгое время он считался пропавшим без вести, пока в 1945 году его не освободили из плена. После чего служил на санитарном транспорте «Грузия».

15 июля 1945 года 19 береговая батарея Черноморского флота была расформирована.