Часть 1 Батарея до 1917 года

«Включить в Единый государственный реестр объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации выявленный объект культурного наследия «19-я береговая батарея — батарея Драпушко (бывшая батарея № 22 великого князя Николая Николаевича), 1912-1915гг., 1951-1953гг.», расположенного: Российская Федерация, г. Севастополь, западный берег входа в Балаклавскую бухту, мыс Курона.”
Выписка из приказа от 20.11.2018 года № 1094 Управления охраны объектов культурного наследия Правительства Севастополя (СЕВНАСЛЕДИЕ)

 19 (22,10) береговая батарея Черноморского флота накануне Великой Отечественной войны

Цитата, которая является эпиграфом к нашему изложению истории 19 береговой батареи Черноморского флота, с полным правом может относиться не только к ней, но и к тому месту, где она располагалась. Перенесемся мысленно в 18 век. 1771 год. Русская армия под командованием князя Василия Долгорукого заняла Крымский полуостров. Крымское ханство  объявило  о своей  независимости  и  перешло под протекторат Российской империи. Во второй половине 1776 года обстановка в Крымском ханстве обострилась, что было вызвано непрекращающимися попытками Турции вернуть Крым под свой контроль. В ноябре этого же года А.В. Суворов, получив назначение, принимает на себя временное командование войсками генерал-поручика Прозоровского, в связи с болезнью последнего. Благодаря решительным действиям манёврам суворовской пехоты и конницы войска ставленника Турции — Девлет Герея IV в начале 1777 года были рассеяны , а сам хан бежал в Турцию. После небольшого перерыва А.В. Суворов снова в Крыму. В мае 1778 года он назначается командующим войсками России в Крыму, на Днепре и Кубани. Александр Васильевич оценил военно-стратегическое значение Ахтиарской (впоследствии Севастопольской) бухты, и начал строительство укреплений на её берегах. Вот так, сам того не подозревая, великим полководцем были сделаны самые первые шаги на пути к строительству легендарного города и  южного форпоста обороны Российской Империи. Во время пребывания на этом посту он не дал высадить десант в Ахтиарской бухте турецкому флоту и вынудил уйти из неё, разместив при в ходе из бухты с двух сторон артиллерийские батареи. Тем самым предотвратил начало новой войны с Турцией, которая в то время была крайне невыгодна России и за пять лет до создания Черноморского флота и основания города Севастополя, впервые в нем были развернуты первые береговые батареи. В целях защиты Севастополя с моря А.В. Суворов начинает развертывать вдоль побережья артиллерийские береговые батареи, которые потребовали такое большое количество пушек, что Екатерина II дает 5 июня 1783 года специальное поручение Г.А. Потемкину по доставке их для обороны Севастополя. Одна из батарей по защите города от нападения противника с моря по приказу Суворова, была развернута на мысе Курона, где в последствии располагалась 19 береговая батарея Черноморского флота. На мысе впервые было построено сомкнутое земляное укрепление в виде неправильного четырехугольника с бастионами на трех углах, с глубоким и широким рвом, эскарпом — 1 и контр-эскарпом — 2. На отвесном берегу построили люнет. Ров был высечен в скале.

Справка: Мыс Курон (мыс Батарейный) находится на Западном берегу Балаклавской бухты Высота над уровнем моря – 56 м. Есть несколько версий происхождения названия мыса: 1. В корне топонима лежит либо тюркское «кара» — «черный», часто встречающееся на топографических картах Крыма, либо восточно-иранское «karanī» — «крайний». 2. По версии В.И. Даля имя мыса связано с выражением «куромная ловля рыбы», по названию снасти — сетей, всегда раскинутых у его подножия.

Как могла выглядеть батарея, построенная А.В. Суворовым, можно судить по гравюре, на которой он изображен в одном из своих походов.

19 (царское наименование № 22) береговая батарея до 1917 года

Севастополь вступал в двадцатый век возрожденной военно-морской базой и мощной крепостью. Вооружение береговых батарей севастопольской крепости постройки 1893 — 1904 годов характеризует следующая таблица:

Номера батарей

Калибр и тип орудия

Количество орудий

Дальность стрельбы(км)

5, 6, 9

11″ (279,4-мм) пушка образца 1877г.

13

8 530

10

11″ (279,4-мм) пушка образца 1887г.

8

12 400

3, 12

11″ (279,4-мм) мортира образца 1887г.

16

8 700

1,7,11,13

9″ (228,6-мм) мортира образца 1867г.

52

7 470

На новых бетонных батареях размещалось около сотни тяжелых орудий. Были оборудованы хорошо защищенные погреба, казармы, коммуникации. Но опыт обороны Порт-Артура показал, что город противником обстреливался дальнобойными морскими орудиями беспрепятственно, так как дальность стрельбы главного калибра линейных кораблей (10-12 дюймов) перевалила за два десятка километров. В приложении к Севастополю это означало угрозу как прямого обстрела с северо-запада, так и перекидного с юга. Ни одна из имеющихся батарей противодействовать этому не могла.

Требовалось кардинально пересмотреть систему обороны с тем, чтобы не допустить противника на дистанцию выстрела. Для этого главный приморский фронт крепости растягивался до Стрелецкой бухты на западе и устья реки Бельбек на востоке. И именно здесь, на удаленных флангах, предполагалось разместить современные дальнобойные орудия (в частности четырехорудийные батареи 305-мм орудий №№ 25 и 26, более известные, под советским обозначением №35 и №30).

А для прикрытия южного направления, на основании принятого плана усиления Севастопольской крепости, Главное управление Генерального штаба (ГУГШ) приступило в 1910 году к созданию дополнительного приморского фронта обороны, который протянулся от мыса Херсонес до Балаклавы. В соответствии с этим планом началось строительство батареи, которая получила номер 22 (во имя юного князя Николая Николаевича) и участвовала в обороне Севастополя в 1941-1942гг. под номером 19. В народе названная батареей Драпушко. Она выполняла задачи совместно с батареями дополнительного приморского фронта обороны  № 18, которая располагалась на месте нынешнего полигона морской пехоты в районе м. Херсонес и во время Великой Отечественной войны служила ложной позицией 35 береговой батареи. № 19, которая располагалась Северо-западнее мыса Фиолент и была разоружена в 1927 году. № 20, которая после гражданской войны получила номер 18 и участвовала вместе с батареей Драпушко в обороне Севастополя. № 21, которая располагалась между мысом Фиолент и Балаклавой на высоте Кая-Баш и была разоружена в 1927 году, использовалась батареей № 35 как пост горизонтально-базного дальномера.

На ниже приведенной схеме видно, насколько усиливал оборону Севастополя с моря дополнительный приморский фронт.

Но встал вопрос и о том, где брать вооружение. Обеспечить современными орудиями в короткий срок промышленность не могла. На первые батареи решили ставить пушки, уже побывавшие в эксплуатации. Такое решение позволило уже в 1912 г. ввести в строй две четырех орудийные батареи: №19 (царское обозначение) северо-западнее мыса Фиолент и №21 (Великого князя Николая Николаевича) на высоте Кая-Баш (царское обозначение). Обе получили 11-дюймовые (297,4-мм) пушки образца 1877 года, доставшиеся в наследство от упразднённой Михайловской крепости (Батум). Остальные батареи дополнительного приморского фронта получали орудия непосредственно с орудийных заводов. Строительством 19 батареи (царское обозначение № 22) руководил производитель работ — военный инженер подполковник Петров Сергей Константинович. В 1915 году Петров и еще восемь инженеров из состава Управления строителя Севастопольской крепости были откомандированы на фронт. Строительством батареи стал руководить помощник строителя Севастопольской крепости полковник Нецветаев Владимир Александрович. К началу 1914 года на батарее были выполнены земляные работы на 70 %: отрыты котлованы казематов, отсыпан бруствер, срезан скальный массив перед ними. А из каменистых и бетонных работ выполнено чуть больше трети: сложены фундаменты, установлена опалубка и набиты бетоном стены и средней и левофланговой части батареи, начата набивка сводов у правого орудия. К середине 1914 года на батарее проводилась насыпка стрелковых брустверов, открытых канониров и аппарелей к ним на левом и правом фланге, а в правофланговой возвышенной части массива были набиты бетоном объемы казематов. В феврале- мае выполнена набивка сводов в средней части батареи и на левом фланге, и уже после того, как бетонный массив батареи практически был готов, приступили к копке котлованов под орудийные основания. В июне заканчивалась кладка стен и сводов, набивались полы казематов, укладывались дренажи. В этом же месяце была окончена выемка в скале для обеспечения обстрела правого орудия, набиты бетоном орудийные основания, фундамент динамо — машины и полы казематов на правом фланге. В течении августа завершили все мелкие бетонные работы по устройству лестниц и выходов из казематов и в орудийные дворики, были изготовлены и установлены все подъемники боезапаса и двух ярусные нары. В следующем месяце выполнялась обсыпка казематов левого фланга. Также были установлены две броневые будки для наблюдателей и продолжалось изготовление металлической оборонительной решетки. Были подготовлены части броневого прикрытия дальномерного павильона и прожекторного подъемника, а в декабре приступили к их монтажу. В 1915 году в апреле была закончена установка дальномерного павильона на левом фланге батареи. В мае месяце была выполнена маскировка откосов большей части батареи, задернованы скаты брустверов на левом фланге.

Батарея вошла в строй в 1916 году. На ней имелись погреба для боезапаса и бруствер, прикрывавший личный состав у орудий от огня противника с моря. Под массивом находились центральные посты с приборами управления артиллерийским огнем, радиорубки и небольшие жилые помещения, без удобств. Однако со стороны суши орудия не были защищены и были так же уязвимы, как и орудия полевой артиллерии. Батарея имела два наблюдательных пункта для наблюдения за передвижением вероятного противника и скопления его войск. Она предназначалась для борьбы с крейсерами и эсминцами. Планировка батареи стандартная, за исключением того, что ее правофланговый каземат расположен выше по склону и подбрустверная галерея имеет изгиб и дополнительный трап. Практически за все время своего существования она использовалась по прямому назначению. Орудия царской батареи располагались только с одной стороны от НП.

Она имела связь через коммутатор с 19 береговой батареей (царский номер) и с другими батареями дополнительного фронта. Нет никаких сведений об её участии в Первой мировой войне. Батарея имела на вооружении четыре 6- дюймовых (152-ММ) пушки Кане с дальностью стрельбы 14 км. с углом возвышения 30 градусов. Полное наименование орудий — 6″/45 пушка Кане. Пушками аналогичной системы (6″/50) были вооружены крейсера «Варяг» и «Очаков». Из такой же пушки стрелял «Потемкин» по Одессе, а также произведен 25 октября 1917 года (по старому стилю) залп крейсером «Аврора».

Орудия системы Кане представляют буквально целую эпоху в развитии как корабельной, так и береговой артиллерии. Сначала 6″/45 пушки Кане, которые стояли на позиции 19-й береговой батареи, поставлялись для вооружения кораблей.  7 августа 1895 года Николай II повелевал принять на вооружение 6″/45 пушки Кане с лафетами для установки их на суше. Аналогичный приказ по артиллерии последовал 17августа 1895г. и они стали поступать на вооружение береговых батарей.

К 1 апреля 1917 года на Черноморском флоте насчитывалось 132 таких пушек. Из них, на судах — 110, в действующей армии — 14, на складах — 8. Согласно журналу комиссии по вооружению крепостей от 21.09.1904 года 6″/45 пушка Кане превосходила 11″ пушку образца 1867 года по меткости на 40 % и по бронепробиваемости на 20 %. Превосходила также в значительной степени и по скорострельности.

19 (10) береговая батарея (1917- 1941 гг.) 
В начале 20-х годов при восстановлении береговой обороны Севастополя батарея Драпушко получила № 10. К 1925 году на вооружении имела 2-а действующих орудия и 2-а макета. В 1927 году батарее был присвоен №19. После модернизации в 30-х годах дальность стрельбы увеличилась до 22 км. при угле возвышения 45 градусов. Cкорострельность — 6 выстрелов в минуту. К этим пушкам подходили так же все снаряды 152/5 Амурских мониторов. На дальность стрельбы влиял и вид снаряда. При угле возвышения 45 градусов фугасные заряды образца 1928 года достигали дальности 22269 метров, в то время, когда образца 1907 года – 14083, 1915 года – 17815. Если учесть, что на 22 июня 1941 года на вооружении ВМФ имелось фугасных снарядов к Пушкам Кане в количестве 65916, то безусловно подобные снаряды были и на 19 береговой батарее. В истории батареи есть один спорный момент, который вызван был тем, что Неменко А.В. в своих работах об обороне Севастополя, видимо, не учел факты модернизации орудий и поступления фугасных снарядов образца 1928 года, породив сомнения в правдивости результатов по уничтожению группировок противника во время первых выстрелов 19 и 18 береговыми батареями. Так, например, при освещении факта первого выстрела 19 береговой батареей он пишет в книге «Хронология 2-й обороны. Часть 1»: “В документах того времени содержатся крайне противоречивые и непонятные данные. Много путаницы, в связи с этим установить реальный ход событий очень сложно. Например, указывается, что 6-го ноября 1941г. «Впервые открыла огонь по противнику 152-мм батарея береговой обороны N 19 (командир капитан М.С. Драпушко, военком политрук Н.А. Казаков), располагавшаяся на высоте 56,0 в районе Балаклавы. Батарея вела огонь по скоплению войск и техники противника в районе д. Ак-Шейх. Было израсходовано 70 снарядов. В результате вражеская колонна была рассеяна«. Фраза на первый взгляд безобидная, но селение Ак-Шейх (Краснозорье) расположено на дистанции, вдвое превышающей дальность стрельбы старых 152мм пушек, системы Канэ, стоявших на батарее. Более того, в пределах дальности стрельбы батареи немецких войск вообще не было. По какой цели батарея выпустила 70 снарядов, и какая колонна была рассеяна — не понятно”. Есть описание результатов первого выстрела и 18 береговой батареи Г.А.Ванеевым в своей книге “ Севастополь 1941—1942. Хроника героической обороны. Книга 1”. Неменко А.В. ставит под сомнение и эти описания, утверждая, что «данное утверждение вызывает большие сомнения, во-первых, потому, что батарея уже упоминалась как средства поддержки наших войск у Варнутки (что в общем, сомнительно), а во-вторых, … хутор Мекензия расположен на расстоянии 22 км от позиции 18-й батареи, а дальность стрельбы орудий Канэ, стоявших на 18-й составляет всего 14 км». Как мы видим здесь явно говорится о не модернизированных орудиях. Отсюда и ложные выводы. Можно допустить, что вышеназванные населенные пункты, указаны Ванеевым и Неменко, и видимо в донесениях, ошибочно. Но о результатах первого выстрела 19 береговой батареи мы можем судить от конкретных участников тех событий. Более подробно о ноябрьских боях 1941 года будет сказано в части 3 истории батареи. Батарея N 10 (впоследствии N19) считалась до войны образцовой. Это высокое звание она подтвердила и в ходе обороны Севастополя 1941- 1942 гг. Массив позиции батареи до сегодняшнего дня сохранился фактически в первозданном виде, но имеет множество перестроек, связанных с восстановлением разрушений, полученных в ходе Великой Отечественной войны и размещения орудий других систем.

Вооружение береговых батарей (действующих и строящихся)
дополнительного приморского фронта к началу Первой Мировой войны

Калибр и тип орудия

Длина орудия

Дальность

№№

Количество

в калибрах

стрельбы, м

батарей

орудий

11″ (279,4-мм) пушка образца 1877г.

21

8 530

19, 21

8

11″ (279,4-мм) пушка образца 1887г.

35

12 400

(-)

(-)

6″ (152,4-мм) пушка Канэ

45

13 200

18, 20, 22

10 (12)

9,2” (234-мм) пушка (американская)

50

17 934

17

(4)

12″ (304,8-мм) пушка образца 1907г.

45

22 800

25

(4)

У батарей-близнецов №№ 19 и 21 сложилась и схожая судьба. Обе введены в строй в 1912 году и оказались единственными полностью боеспособными к началу войны позициями Дополнительного Приморского фронта Севастопольской крепости. Обе разукомплектованы в период революции и последующей череды интервенций и эвакуаций. И обе же удалось снова ввести в строй. Хоть и частично – на девятнадцатой батарее удалось восстановить только две пушки. Они и составили матчасть сформированной в 1921г учебной батареи. А в 1927г., с расформированием батарей, пути разошлись. На 21-й уже в 1928г. разместился пост горизонтально-базного дальномера бронебашенной батареи ББ-35. 19-я же простояла без дела восемь лет. Только в 1935 г. массивное бетонное сооружение приспосабливается под станцию наблюдения и связи (СНИС). Для чего восстанавливается силовая станция, а на правом фланге монтируется корабельная броневая рубка «КБ-16». Перед Второй мировой в орудийных двориках обжились четыре 76-мм пушки зенитной батареи №73 (в 1942 г. убывшей на Кавказ и заменённой другой батареей).