Легенда подводного флота

М.А. КИТИЦЫН — ЛУЧШИЙ  ПОДВОДНИК  ЧЕРНОМОРСКОГО ФЛОТА  ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

Самым знаменитым русским моряком в годы мировой войны был старший лейтенант, позже капитан 1 ранга Михаил Александрович Китицын – один из самых результативных подводников Русского Императорского флота, одержавший в морских сражениях 36 побед и потопивший суда противника общим водоизмещением 8973 брутто-регистровых тонны. Начинал службу в подплаве ЧФ командиром подводной лодки «Судак». Китицын командовал экипажем легендарной подлодки «Тюлень» в 1915–1917гг., именно эти годы его жизни принесли ему общероссийскую славу.

   Биография Михаила Александровича Китицына

Среди пионеров подводного флота особое место и роль принадлежат выдающемуся подводнику, одному из самых результативных командиров Императорского флота России Китицыну Михаилу Александровичу.

Будущий подводник родился 29 (17) сентября 1885 года в Чернигове, в семье потомственного дворянина, коллежского асессора, помощника прокурора окружного суда. Был крещен в Свято-Николаевской церкви. В двенадцатилетнем возрасте лишается отца – Александр Александрович скоропостижно скончался в ночь на 25 (13) октября 1897 года. Дальнейшим воспитанием сына занималась мать – Лидия Николаевна. Особого достатка семья не имела, приходилось сдавать комнаты в аренду, а с нерадивыми жильцами судиться. В Чернигове прошли детские и юношеские годы Михаила. Здесь же он учился в местной гимназии, овладел французским языком.

В 17 лет поступил в Морской кадетский корпус в Санкт-Петербурге. В 1905 году, с окончанием обучения, был произведен в мичманы и отправлен для прохождения службы на Тихоокеанскую эскадру, на должность вахтенного начальника крейсера «Олег», участвовал в Цусимском сражении. После русско-японской войны его направили на Балтийский флот.

На Балтике Михаил Александрович продолжал службу в должности вахтенного начальника сначала учебного судна «Крейсер» (1906), а затем минного крейсера «Финн» (1906-1908). В 1908-1909 годах служил на транспорте (патрульном судне) «Бакан», охранявшем территориальные воды на Севере. Вернувшись на Балтику, Китицын принял решение, которое стало определяющим на всю его дальнейшую жизнь – пошел в подводники.

После окончания офицерского класса в Учебном отряде подводного плавания, лейтенанта Китицына назначили на Черноморский флот помощником командира подводной лодки «Судак», затем и ее командиром (1910-1912). В 1913-1914 годах проходил обучение в Николаевской морской академии, потом служил флагманским офицером бригады подводных лодок (1915 г.). За достижения в морской службе М.А. Китицына наградили орденами Св. Станислава III ст. (1910 г.), Св.Анны III ст. (1914 г.).

Подводные лодки Лосось, Судак, Карп и Карась в Севастополе

http://genrogge.ru/submariner/f-11-1.htm

В начале Первой мировой войны подводные лодки Черноморского флота в войне на море участия не принимали, и только с февраля 1915 года стали действовать на коммуникациях по срыву морских перевозок противника. Экипажи подводных лодок начали приобретать бесценный опыт ведения боевых действий. В сентябре 1915 года старшего лейтенанта Китицына назначили командиром подводной лодки «Тюлень», второй в серии из трех подводных лодок типа «Морж», заложенных в 1911 году в Николаеве Балтийским заводом. Надводное водоизмещение составляло 630 тонн, подводное – 758 тонн. Подводная лодка имела на вооружении два носовых и два кормовых торпедных аппаратов, восемь бортовых торпедных аппаратов системы Джевецкого, по одному 75-мм и 57-мм артиллерийскому орудию. Два электродвигателя позволяли развивать скорость под водой до 7,8 узла. Надводную скорость в 11 узлов обеспечивали два дизеля мощностью 250 л.с. каждый…

С каждым выходом в море боевая результативность действий подводной лодки росла. Только за осень и зиму 1915 года она потопила пять парусников. За этот период Китицын был награжден орденом Св. Анны IV ст. «За храбрость», мечами и бантом к ордену Св. Анны III ст., орденом Св. Станислава с мечами и бантом. Учитывая несовершенство торпедного оружия того времени и его ограниченное количество, командир все чаще стал применять артиллерию. В середине марта 1916 года «Тюлень» торпедировал транспорт «Дубровник». В этом же походе уничтожает 11 шхун с грузом. В апрельском походе торпедирует пароход и артиллерийским огнем уничтожает бригантину. Мечтой командира было привести в базу приз с ценным грузом (призом в то время называли захваченное судно противника). В майском походе эта мечта сбылась: около берегов Болгарии подводная лодка артиллерийским огнем уничтожила четыре шхуны, а турецкий двухмачтовый барк «Балджи» на буксире привела в Севастополь.

Подводная лодка успешно осуществляла и разведывательные действия. В июле 1916 года, пройдя между береговой линией и минными полями, разведав и зарисовав северный и южный фарватеры, она вошла в бухту Варна и составила схему самой бухты, зарисовав местоположение основных сооружений и береговых батарей.С июльского похода лодка вновь возвратилась с призом.

http://genrogge.ru/submariner/f-12.htm

Это был очень сложный и опасный поход: кроме возможности подрыва на минах, угрозы обнаружения противником, были и сложности, вызванные эксплуатацией самой подводной лодки. Впоследствии Михаил Александрович в своих воспоминаниях «Разведка из-под воды» напишет: «На наших подводных лодках никаких средств для очищения воздуха не существовало, и мы семнадцать часов дышали тем же воздухом, с которым закупорились. Это был рекорд для наших лодок. От ненормального избытка углекислоты всех нас мучила страшная головная боль…».

По данным произведенной ею разведки отряд кораблей и самолетов флота 12 августа нанес артиллерийский и бомбовый удары по транспортам и береговым объектам противника в бухте Варна. За выполнение рискованного задания весь экипаж «Тюленя» был награжден орденами и медалями. Командир получил орден Св. Георгия 4 степени. Но главная победа, принесшая славу подводной лодке и ее командиру, была впереди…

11 октября 1916 года. Заканчивался четвертый день боевого дежурства «Тюленя» у турецких берегов на важной морской коммуникации противника Зонгулдак – Стамбул, по которой осуществлялась основная поставка угля из Зонгулдакского угольного бассейна. Подводная лодка находилась в надводном положении недалеко от острова Кефкен, когда в 22 часа сигнальщик заметил большой пароход, шедший от Босфора вдоль турецкого берега. По сигналу боевой тревоги орудийные расчеты заняли свои места, и Китицын повел лодку вокруг острова, чтобы опередить пароход и внезапно его атаковать. В 22 часа 45 минут с лодки прозвучал первый выстрел, и сразу же в ответ с парохода грянули два орудия (как выяснилось потом, на нем были 88-мм и 57-мм орудия, причем первое обслуживали германские артиллеристы с крейсера «Бреслау»).

Сгущавшаяся темнота, нервное напряжение не позволили противнику вести точный огонь. При этом силуэт подводной лодки, и так низкий и малозаметный, на фоне береговых скал различить было просто невозможно. На пароходе по частоте выстрелов приняли подводную лодку за эсминец. Прицелы его орудий были выставлены на 8-10 кабельтовых, в то время как фактически бой шел на дистанции 5-6 кабельтовых. Из 30 выпущенных с парохода снарядов ни один не причинил лодке повреждений. Зато огонь комендоров «Тюленя» был точным. В течение 50 минут с лодки было выпущено 46 снарядов, около 30 из которых попали в цель. Часть команды парохода сбежала на шлюпке. На самом пароходе вспыхнул пожар, но он выпустил дымовую завесу и упорно не желал сдаваться.

Когда на подводной лодке осталось всего семь снарядов, Китицын подвел ее к пароходу на дистанцию 3 кабельтова. Это было решение смелое и рискованное: подводные лодки этого проекта не имели водонепроницаемых переборок и любой снаряд, попавший в подводную лодку, неминуемо привел бы к ее гибели. Подводная лодка выпустила еще шесть снарядов по цели. Только после этого турецкий пароход остановился. В результате прямых попаданий пожар на нем усилился, вышло из строя рулевое управление, и турки стали выбрасываться в море. Тогда лодка подошла к пароходу вплотную, обнаружила шлюпку с немецкими офицерами и матросами и подняла из воды восемь человек из его команды. На палубу парохода взобралась группа подводников. Они быстро устранили повреждения и потушили пожар. За 40 часов подводная лодка привела свой приз в Севастополь. Им оказался военный транспорт «Родосто» водоизмещением 6 тысяч тонн. Это был первый (и единственный!) в истории случай, когда подводная лодка не только вышла победительницей в бою с крупным надводным кораблем, но и захватила его.

Подвиг, совершенный экипажем подводной лодки «Тюлень» под командованием Китицына, яркой страницей вошел в героическую летопись Военно-Морского флота России. За отвагу и высокое воинское мастерство, проявленные в этом бою, все подводники были награждены Георгиевскими крестами и медалями. Командир был награжден Георгиевским оружием.

Всего умелыми действиями командира и экипажа «Тюленя» было одержано 36 побед, потоплено судов противника общим водоизмещением 8973 брутто-регистровых тонны. По количеству потопленных судов М.А. Китицын занимает первое место среди командиров подводных лодок, а по тоннажу уступает только балтийцу капитану 1 ранга И.В. Мессеру – 9629 брутто-регистровых тонн.

http://genrogge.ru/submariner/4.htm  М.А. Китицын.  Разведка из-под воды

О подвигах экипажа подводной лодки узнала вся страна, а капитан 2 ранга Михаил Китицын стал популярнейшим подводником, удостоенным за свои подвиги всех офицерских орденов России и золотого именного оружия…

В начале осени 1917 года Китицына назначили командиром 3-й роты Отдельных гардемаринских классов в Петрограде и присвоили звание капитана 1 ранга.

    Капитан 1 ранга М.А. Китицын

В начале октября роту спецпоездом отправили во Владивосток для прохождения практики, а по прибытии разместили на вспомогательном крейсере «Орел». 12 ноября учебный отряд кораблей (вспомогательный крейсер «Орел», миноносцы «Бойкий» и «Грозный») под командованием Китицына вышел в море. Во время стоянки в Нагасаки экипажи кораблей получили известие о революционных событиях в Петрограде, что отразилось на настроении значительной части офицеров, гардемарин и матросов. Часть команды взбунтовалась и требовала возвращения домой, но М.А. Китицын предпочел дождаться прояснения обстановки. 7 декабря отряд вышел в море и направился в Гонконг. В Гонконге часть революционно настроенных гардемарин и матросов перешли на английский крейсер «City of London» для перехода во Владивосток. Программа практики была фактически сорвана…

В июле 1918 года Китицын также возвратился во Владивосток, где в Сибирской флотилии Белой гвардии заведовал гардемаринами, а после открытия в октябре по его инициативе Морского училища стал его начальником. Под крышей училища Михаил Александрович собрал своих воспитанников… Дальнейшие события на Дальнем Востоке привели к необходимости эвакуации личного состава Сибирской флотилии, членов их семей и воспитанников училища в Севастополь. С этой целью был сформирован отряд кораблей в составе вспомогательного крейсера «Орел» и транспорта «Якут» под общим руководством М.А. Китицына. 31 января 1920 года отряд взял курс к берегам Японии. В Японии Михаил Александрович принял командование «Орлом», сменив его списавшегося командира. Перевозя попутный груз, «Орел» и «Якут» дошли до Порт-Саида, где агент Добровольного флота попытался задержать крейсер и вернуть его Добровольному флоту («Орел» был мобилизован во время войны) без предоставления команде средств для возвращения в Россию. Китицын отказался. Английский командир порта запретил выход кораблям отряда. Положение стало катастрофическим: кончились уголь, вода и провизия. Тогда Китицын пошел на отчаянный шаг и поставил ультиматум английскому комиссару в Египте: если через 36 часов ему не дадут уголь, воду, провизию и разрешение на выход, он выведет корабли и затопит их поперек Суэцкого канала. Через сутки англичане предоставили все необходимое.

12 августа 1920 года корабли пришли в Дубровник, где «Орел» был сдан Добровольному флоту. Китицын связался с Севастополем и получил приказ прибыть на «Якуте» в Крым, взяв по пути груз с военным снаряжением. Через пять дней после прибытия «Якута» в Севастополь там началась эвакуация войск Врангеля. Михаил Александрович любил свою Родину, но не принял революцию. Командуя транспортом «Якут», он покинул Севастополь. В составе Русской эскадры Китицын вместе с гардемаринами Морского корпуса перешел сначала в Константинополь, а оттуда в декабре 1920 года – в Бизерту (Тунис). Всего Севастополь покинули в составе Русской эскадры 150 боевых кораблей и вспомогательных судов, около 150 тысяч эмигрантов. Часть из них (34 корабля, в т.ч. 4 подводные лодки: «Тюлень», «Буревестник», «Утка», «АГ-22», около 7 тысяч эмигрантов) нашла приют в Бизерте – колониальной базе Франции. Эскадра, как боевое соединение, прекратила свое существование после признания СССР Францией в сентябре 1924 года. Корабли, пришедшие в Бизерту, в дальнейшем были проданы или разобраны на металлолом, а люди, брошенные на произвол судьбы, испили полной чашей горечь эмиграции. В организованном в Бизерте Морском корпусе Михаил Александрович Китицын стал начальником строевой части, помощником директора. Вот как характеризовал его в этот период командир «севастопольской» роты капитан 1 ранга В.В. Берг: «Китицын – фанатик морской идеи, весь пропитан лучшими традициями флота». В марте 1922 года, закончив обучение, 34 старших гардемарина «владивостокской» роты были произведены в корабельные гардемарины. После этого события, в августе 1922 года, Китицын уехал в эмиграцию в США.

Для своих воспитанников и сослуживцев, как писал одсоздало музей Императорского Флота. Михаил Александрович написал книгу воспоминаний «На подводной лодке «Тюлень». В период «Великой депрессии» (1929 – 1933) три года проработал в Колумбии, занимаясь топографическими съемками. Вернулся в Нью-Йорк, сдал экзамен и продолжал работать топографом в городской службе. Участвовал в строительстве Бруклинского моста в Нью-Йорке. Во время Второй мировой войны Михаил Александрович работал топографом на строительстве военно-морской базы в Вирджинии. Там он остался и после окончания войны, работал топографом на строительстве дамбы оросительной системы, позже инженером в штатах Айдахо и Вашингтон.ин из них, «…он был олицетворением примера. Рыцарь без страха и сомнения. Идеальный Офицер и Командир».

Вначале Михаил Александрович жил в Нью-Йорке, работал таксистом, затем, получив американское гражданство, инженером в городской службе, участвовал в строительстве туннеля под Гудзоном.

        М.А. Китицын в эмиграции

В 1923 г. стал одним из основателей «Общества бывших русских морских офицеров в Америке» (с 1953 года – «Общество офицеров Российского Императорского флота в Америке») и его первым председателем (оставался им до 1926 года). Это общество выпускало свою литературу и
В 1955 году, выйдя на пенсию, переехал в штат Флорида, в город Сент-Питерсберг, где и скончался в своем доме в ночь на 22 августа 1960 года. Панихида о нем была отслужена во многих странах мира…

Подвиги экипажа подводной лодки «Тюлень» и его замечательного командира Михаила Александровича Китицына, совершавшего дерзкие атаки против турецкого флота в 1915-1916 годах, прославившегося единственным в истории захватом в качестве приза крупного боевого корабля неприятеля, возглавившего беспримерный переход отряда кораблей с Дальнего Востока в Черное море, беззаветно преданного своему воинскому долгу, навсегда вписаны в боевую летопись флота.

17 декабря 2010 года по инициативе Черниговской областной организации ветеранов-подводников в память о своем выдающемся земляке сессия городского совета приняла решение о переименовании одной из улиц Чернигова в улицу Подводника Китицына, а 22 апреля 2011 года на стене дома №15-А по улице Подводника Китицына в торжественной обстановке была открыта мемориальная доска.

    Мемориальная доска на стене дома по  улице Подводника Китицына в г. Чернигове

Подводная лодка «Судак»

Водоизмещение (надводное/подводное): 110/125 т.
Размеры: длина — 20,85 м, ширина — 3,66 м, осадка — 2,9 м.
Скорость хода (надводная/подводная): 8,5/6,0 узлов.
Глубина погружения: до 30 м.
Дальность плавания: над водой 360 миль, под водой 45 миль.
Силовая установка: дизель 1×160 л.с., электромотор 1×70 л.с.
Вооружение: 37-мм артиллерийское орудие (установлено в 1914 г.), 1 457-мм торпеда в носовом трубчатом торпедном аппарате.
Экипаж: 22 чел.

История:
Подводная лодка «Судак», шестая в серии подводных лодок типа «Сом» построена по инициативе Невского завода. 4 июня 1907 г. правление Невского завода обратилось в Морской Технический Комитет с предложением о приобретении этой лодки.

По решению Отдела подводного плавания лодку приобрели для флота и по железной дороге отправили в Севастополь, где после проведения сдаточных испытаний зачислили в состав флота под названием «Судак».

В 1912-1913 гг. прошла капитальный ремонт. В июне 1913 г. во время тренировочного плавания лодка села на риф в Казачьей бухте под Севастополем. Была снята с рифа миноносцем и самостоятельно вернулась в Севастополь.

В период первой мировой войны подводная лодка «Судак» находилась в составе действующего флота и использовалась для охраны смежного с Севастополем водного района, базируясь на Балаклаву.

16.12.1917 г. вошла в состав Красного ЧФ. В феврале 1918 г. выведена из боевого состава, законсервирована и сдана к Севастопольскому военному порту на хранение. 1 мая 1918 г. была захвачена германскими войсками, в ноябре 1918 г. — англо-французскими войсками, которые 22-24 апреля 1919 г. затопили ее в районе Севастополя.

Летом 1932 г. была обнаружена и поднята ЭПРОНом. Не восстанавливалась и была сдана «Рудметаллторгу» для демонтажа и разделки на металл.

Подводная лодка «Тюлень»

Водоизмещение (надводное/подводное): 630/790 т.
Размеры: длина — 68,43 м, ширина — 4,48 м, осадка — 3,9 м.
Скорость хода (надводная/подводная): 12/10,0 узлов.
Глубина погружения: до 50 м.
Дальность плавания: над водой 2400 миль, под водой 160 миль.
Силовая установка: дизеля 2×250 л.с., электромоторы 2×700 л.с.
Вооружение: 2 носовых + 2 кормовых 457-мм торпедных аппарата, 8 457-мм аппаратов Джевецкого, 1 75-мм орудие, 1 57-мм орудие.
Экипаж: 47 чел.

История:
Подводная лодка «Тюлень» была заложена 25.06.1911 г. отделением Балтийского завода в Николаеве и 11.10.1911 г. зачислена в списки кораблей ЧФ, спущена на воду 19.10.1913 г., вступила в строй 26.02.1915 г.

Участвовала в 1-й мировой войне: поисковые действия на коммуникациях противника у берегов Турции и Болгарии, производство разведки гаваней, наведение и прикрытие главных сил флота. Уничтожила 5 пароходов и 25 парусников, в том числе в мае 1915 г. барк «Таhiv» и 26.10.1916 г. каботажный пароход «Tursen» (150 т), захватила в качестве трофеев 3 судна. 28.09.1916 г. после упорного артиллерийского боя захватила турецкий вооруженный пароход «Rodosto» (6400 т) и по призовому праву привела его в Севастополь, а 19.03.1916 г. повредила пароход «Dubrovnik».

16.12.1917 г. вошла в состав Красного ЧФ, но 01.05.1918 г. захвачена в Севастополе германскими оккупантами, а 24.11.1918 г. — англо-французскими интервентами. С 03.05.1919 г. входила в состав морских сил Юга России Добровольческой белой армии.

14.11.1920 г. уведена врангелевцами при эвакуации из Севастополя в Стамбул, а 29.12.1920 г. была интернирована французскими властями в Бизерте (Тунис).

29.10.1924 г. признана правительством Франции собственностью СССР, но из-за сложной международной обстановки возвращена не была и в конце 1920-х гг. продана «Рудметаллторгом» частной фирме Франции для разделки на металл.

    

Гардемарины на борту крейсера «Орёл»

М.А. Китицын в Бизерте

Мемуары М.А. Китицына http://magzdb.org/num/3399427

https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D0%B8%D1%82%D0%B8%D1%86%D1%8B%D0%BD,_%D0%9C%D0%B8%D1%85%D0%B0%D0%B8%D0%BB_%D0%90%D0%BB%D0%B5%D0%BA%D1%81%D0%B0%D0%BD%D0%B4%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87

Общество бывших русских морских офицеров в Америке 1937г.

viz-04-06-74-75

М.А. КИТИЦЫН — ЛУЧШИЙ  ПОДВОДНИК  ЧЕРНОМОРСКОГО и РОССИЙСКОГО ФЛОТА  ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ